Сайт депутата Новгородской областной Думы Анатолия Федотова Четверг, 20 сентября 2018
Соседи в социальной сети ВКонтакте

Шавкат Абдусаламов: «Искусство не терпит кокетства»

21 сентября 2016

Шавкат Абдусаламов – художник, писатель, режиссёр, сценарист, актёр и философ в каждой из этих ипостасей. В историю мирового кинематографа он вошёл как художник-постановщик «Сталкера» Андрея Тарковского и «Агонии» Элема Климова. Микеланджело Антониони и Тонино Гуэрра ценили его живопись и стремились работать с ним. А роман Шавката Абдусаламова «Единорог» в 2000 году вошёл в длинный список премии «Русский Букер». В Великий Новгород Шавкат приехал, чтобы открыть в Музее изобразительных искусств выставку «Послание странника», которая в Год Российского кино стала частью проекта «Пространство Шавката».

 – Шавкат, кино, согласно расхожему выражению, – синтетическое искусство. При этом некоторые причастные к кинопроизводству утверждают, что хороший фильм – это в первую очередь сценарий, для других единственный демиург в кино – режиссёр. Вы освоили разные кинопрофессии. Что такое кино для Вас?
 
– Это изображение. Что это значит: вот, предположим, стоит старушка, и вы видите, что она плачет. Уже не надо ничего писать, вы это сняли, и всё понятно – её слёзы, её состояние. Так и с предметами – как стоит табурет, как горит лампа... А всё остальное приложимо. Вы любой текст можете сюда положить, но только в контексте изображения. Поэтому я не воспринимаю кино в отрыве от изображения – для меня это просто не кино.

 – Значит, если изобразительный ряд не производит на вас впечатления, то практически исключено, что вам понравится фильм в целом?

 – А если нет достойного изобразительного ряда, то нет и кино, это закон. Вот Боженька сверху смотрит на полянку или даже на нас – и он уже всё выстраивает: что и как происходит, какие характеры... Так и должно строиться изображение и кино. Раньше говорили: «Назови художника-постановщика, с которым ты работаешь, и я скажу, какой ты режиссёр».

 – Когда вы участвовали в фильмах в качестве актёра, камертоном для вас была определённая интонация или, может быть, вы придумывали для себя какую-то историю сверх того, что было прописано в сценарии?

 – Это исключительно от моего чувства зависит. Если я чувствовал, что сделаю то, о чём меня просят, я соглашался. А если сразу этого не почувствовал, то благодарил, извинялся и отказывался, потому что знал, что просто не смогу выполнить задачу. Здесь для меня главное – не сценарий, всё происходит на уровне контакта с режиссёром.   

  – Культурологи утверждают, что мы живём в визуальную эпоху, когда огромный поток информации направлен на зрение. На ваш взгляд, подобный перекос действительно существует?

 – Хорошо было бы, если бы информация поступала к нам через глаза. На самом деле – через пудру, которую закладывают в мозги. Нужно бы научить людей просто видеть и самим разбирать, что происходит. А в целом, я не рассматриваю нынешнее время как другую эпоху. Это беспрерывная цепь каких-то зависимостей. Вот я как жил, так и живу. Пусть мир пристраивается ко мне, а не я к нему. А когда он начнёт ко мне пристраиваться, я задумаюсь, нужен ли я ему. Мне пудрят мозги Малевичем, а нуждаюсь ли я в этом? Многие молодые сейчас не умеют рисовать, но кокетничают. И в литературе, и в музыке кокетничают, дёргаются. А искусство не терпит кокетства. Для художника самый ложный путь – это стараться удивить. То, что пришло с двадцатым веком.
 
– Андрей Тарковский и Элем Климов, с которыми вы работали, сегодня в неоспоримом статусе киноклассиков. А на момент съёмок масштабы их личностей так или иначе довлели над вами?  

 – Нет, тут было важно, что они понимали меня. Они меня чувствовали, и я их чувствовал. Мы не декламировали и не иллюстрировали свою исключительность друг перед другом, этого не было. Просто с полуслова всё было ясно – то сказал или не то сказал, попал в цель или мимо, или так: «Слушай, хорошо, что мимо, а то мы бы сейчас начали снимать – и всё не то».
Андрей первый раз позвал меня на свой фильм «Солярис», на тот момент у него уже работал художником Миша Ромадин. А я вырос в детдоме и, по детдомовским установкам, никогда нельзя переходить дорогу. Но Андрей всё равно пришёл к нам домой и снял со стены пять моих работ с мыслью снять их в «Солярисе», чтобы там был не только Брейгель, но и какие-то неизвестные вещи. До сих пор не знаю, что стало с этими картинами, ко мне они больше не вернулись.
А потом Андрей, уже когда болел, мечтал, чтобы я с ним поехал в Италию, потому что ещё до нашей совместной с ним истории мною очень заинтересовались Антониони и Тонино Гуэрра. Они приезжали в СССР и видели мои работы в разных домах, в частности, много моих вещей было у замечательной актрисы Микаэлы Дроздовской.     

– На ваш взгляд, чтобы понимать живопись и изобразительный язык кино, необходима насмотренность? Или всё происходит на уровне эмоции?

 – Чтобы приобрести видение, надо много читать и смотреть, наблюдать – как стоят люди, как они двигаются... Смотреть и самому себя формировать, попробовать не доверять тому, что происходит сейчас. Но не скептически, потому что это разрушает. Наблюдайте, пока что-то вас не остановит: «вот, это любопытно». Сегодня мы ехали в машине, и я увидел: на остановке сидит девочка, её лица не видно, маленькая девочка лет семи-восьми. И я решил, что напишу это.
Вообще, образование – очень важная вещь, с ним гораздо легче управлять собой, что в молодости довольно трудно, особенно когда страстишки расцветают. При этом не из всех получивших художественное образование может что-то получиться, оно не только для этого даётся. Но у тех, у кого оно есть, взгляд на жизнь и на людей грамотнее и интереснее. Можно учиться видению и самостоятельно, постепенно увеличивать свои требования – начать с матрёшек и дойти до «Моны Лизы» Леонардо да Винчи – вот путь развития.

Беседовала Марина Попова
Фото Марины Поповой

искусство

Похожие материалы:

Премьер Мариинского театра хочет открыть в Великом Новгороде балетную школу

Заслуженный артист России, премьер Мариинского театра Игорь Колб хочет открыть в Великом Новгород...

В Молодежной библиотеке «Читай-город» откроется выставка трех участников студии «Союз-3»

15 марта в 17.30 в Молодежной библиотеке «Читай-город» (ул.Кочетова, 37, к.1) состоится открытие ...

Новгородцы встретились с кинокритиком Антоном Долиным

В театре «Малый» продолжаются проекты с Бюро приключений «53 тура» - ежемесячные творческие встре...

Вечер моноопер в «Диалоге»

2 октября в концертном зале Центра «Диалог» новгородцы смогут насладиться настоящей оперой. Цент...

Над пропастью на «Ладе»

На сцене Новгородского театра для детей и молодежи «Малый» - новая пьеса для тех, кто ценит дух с...