Сайт депутата Новгородской областной Думы Анатолия Федотова Пятница, 23 февраля 2018
Соседи в социальной сети ВКонтакте

На конкурс "Моя родословная" Любимый дедушка

Автор: Виктор Крутиков, 27 декабря 2015

Очень бы мне хотелось встретиться с этим человеком: умным, тактичным, творчески одаренном. Поговорить с ним по душам и открыть для себя его главную тайну. Которая, на первый взгляд, звучит банально: как прожить жизнь, чтобы о тебе добрым словом вспоминали через поколения?

    Но, увы и ах! Мне не суждено «быть представленным ему», поскольку он ушел в мир иной задолго до моего появления в этой семье. Но странное дело, не припомню, чтобы мы специально заводили разговоры о дедушке моей жены, однако его фотографии в старинном паспорту всегда перед глазами. На полке же самая ценная из книжной коллекции – восьмитомная энциклопедия «История Х1Х века» (перевод с французского) под редакцией известного советского академика Е.В.Тарле. Год издания – 1939. Это, конечно же, малая толика того собрания, которым гордился герой этого повествования Владимир Геннадьевич Воробьев.                                       

        Но совсем уж неожиданную встречу, лет двадцать назад, судьба предоставила не только мне, но и жене Татьяне и дочери - подростку Полине. В отпуске мы поехали в гости к нашим знакомым в Вологду. Путь проходил (и совсем не случайно) через сказочный городок Устюжна. О нем я много добрых слов слышал от моей тещи Нины Владимировны. Поскольку это была её родина, и предполагалось, что сохранилось родовое гнездо – двухэтажный, утопающий в яблоневых садах, дом. По нарисованной нам схеме его нашли без труда. Постояли у забора. С горечью понаблюдали, как молодая поросль беснуется у открытых окон. Проходящая женщина сообщила, что теперь здесь расположено общежитие какого-то ГПТУ. «Прощай, родовое гнездо!», - сказали мы мысленно.

      И понуро побрели в центр. Благо городок небольшой, все рядом. А там обратили внимание на аккуратную небольшую церквушку: всю в белом наряде, обрамленном зеленью черемухи. При входе надпись: «Устюженский краеведческий музей». При всей любви к малым городам мною замечено, что во многом местные музеи однообразны. Если, конечно, не вдаваться в частности. Да, раздел иконописи, домашняя утварь, народные костюмы и промыслы, исторические лица. Часто, вглядываясь в пожелтевшие фото, я пытаюсь представить характеры персонажей, их жизненные взлеты и потрясенья. А потом сверять мои предположения с исторической справкой. Так вырисовывается её величество судьба. За подобным занятием мы подошли к очередному стенду музея и – ба! С фотографии на нас смотрело уже знакомое нам по дому лицо деда – Владимира Геннадьевича Воробьева.

    Поймите наш эмоциональный взрыв: в чужом городе встретиться с человеком, который в семье уже стал легендой. Мы начали наперебой объяснять дочери (по-видимому, слишком громко), о ком идет речь. На нас зло зашикала смотритель. Замечу, мы были одни в зале музея. Спорить не стали, хотя и уточнять интересные нам моменты тоже не решились. Обратились к стенду. Он был посвящен Устюженской женской гимназии. С годами многое стерлось в памяти, но помнится большая групповая фотография старшеклассниц (многие барышни с лукавыми взглядами), какие-то письма, документы, некие рисунки, подписанные нашим дедом. Да, он преподавал в этой гимназии – молодой, симпатичный. Как себя чувствовал в этом девичьем цветнике? Время показало – неплохо.

       Володя Воробьев родился в Москве в довольно бедной семье. Но видно был не лишен амбиций и желания занять достойное место в обществе. Поэтому окончил университет (какой – неизвестно) и стал учителем рисования и черчения. Его направляют в Устюжну преподавателем женской гимназии. Мы долго вглядывались в музейное групповое фото, пытаясь отыскать среди гимназисток красавицу Машу Ганьковскую – не смогли. А вот Володя, судя по всему, заприметил её. Как развивался их роман – неизвестно, но факт остается фактом: они поженились.

     Наша Маша из богатой семьи купцов Ганьковских была не ветреница. Воспитанная в строгости патриархальных устоев небольшого городка, где каждый чих на виду, она до глубокой старости сохранила крутой нрав и строптивый характер. За сказанное отвечаю. Поскольку лично встречался с ней в давнюю пору моего «женихания».

     В Боровичи я приехал в командировку и к новым родственникам зашел для знакомства. Меня встретили радушно, усадили за стол. Первое, что бросилось в глаза, старинная мебель: массивная, дубовая и по- своему красивая. Она была сделана на века. Запомнился стоящий на кухне буфет. Он был украшен узорчатой резьбой; многообразными полочками, ящичками, виньетками. Реальное свидетельство прошлой жизни. Под стать мебели (да простите меня за такое сравнение) была и баба Маша. Ей было уже под сто лет. Она не ходила, а сидела на кровати, подобно Будде и, приоткрыв глаза, коротко и строго спросила меня: «Ты кто?» Как мог я объяснился. На этом аудиенция закончилась. Её младшая дочь Лидия Владимировна (сестра моей тещи) извинительно пояснила: «Мама перепутала день с ночью, поэтому сейчас такая сонная. Мы просто с ней намучались».

         Уж и не знаю, каким представлялась в юности будущее Маше Ганьковской, но явно более радостным, чем стало наяву. Судите сами. Молодым родители невесты сразу же после свадьбы подарили двухэтажную усадьбу. (Ту самую, где квартировались гптушники). Маша за всю свою долгую жизнь никогда и нигде не работала. В доме всегда была служанка, которая и при Советской власти оставалась жить уже на правах родственницы. Характерный эпизод: когда она умирала, то завещала свои драгоценности «хозяевам», которые на протяжении жизни ей и дарили к праздникам и знаменательным датам. И это всё, что от былого богатства семьи Ганьковских осталось наследникам. С улыбкой могу признаться: в нашей семье хранится посеребренное ситечко. Да, да, именно то, которым  похвалялся незабвенный Остап Бендер. Но мы им не пользуемся, бережем как реликвию.

   Но куда более ценна память, которую оставили эти люди о себе. Когда я готовил данный материал, из Москвы позвонила Валентина (девичья фамилия Гревцева). Она наша давняя знакомая – одноклассница и подруга моей жены. Вот её слова, высказанные по телефону экспромтом:

    - Хорошо помню Таниного дедушку. Он преподавал в нашей школе черчение. Ходил по коридору с папочкой: весь такой элегантный и благородный. Его образ у меня всегда ассоциировался с чеховским героем.

     Действительно, емкое определение – чеховский герой. Оно гармонирует и с воспоминаниями моей жены. Она утверждает, что была любимой внучкой. Звал её дедушка Цыганком, поскольку с рождения была чернявой, как смоль. А ещё запомнились задушевные беседы о художниках, поэтах, писателях. Учил дедушка видеть вокруг красивое, был добрым и отзывчивым человеком.

      Уходил из жизни Владимир Геннадьевич тяжело. Одно слово – онкология. Но в больнице он ни на минуту не был одинок. Внучка после уроков в школе ежедневно просиживала у постели. А верная спутница жизни Машенька Ганьковская вообще не уходила из больницы. И поскольку в те времена не было принято оставлять посетителей на ночь, она расстилала на полу половичек и дежурила у постели умирающего безотлучно.

    Вечный вопрос: что остается после нас? У кого-то несметные богатства, у кого-то добрые дела или книги, картины, научные открытия… Не вправе оспаривать ни одно из определений, но для себя решил: добрая память в поколениях. Как о Владимире Геннадьевиче Воробьеве и его жене Машеньке Ганьковской…

    На снимках: В.Г.Воробьев – фото начала прошлого века.

    Послесловие. Когда материал «Любимый дедушка» уже был написан, я получил по своему запросу ответ из Устюжны. Он во многом уточняет и расширяет зачастую эмоциональные знания семьи. За это отдельное спасибо директору Устюженского краеведческого музея Ф.Н.Новак. 

Приведу ответ полностью.

«Уважаемый Виктор»

 

На Ваш запрос сообщаем, что в архиве Устюженского краеведческого музея находятся на хранении отдельные документы и фотографии Владимира Геннадьевича Воробьева (1884-1962гг.). В.Г.Воробьев – выпускник Строгановского художественного училища 1906 года. В Устюжне жил с 1909 по 1946гг., преподавал рисование в различных учебных заведениях города, затем переехал в г.Великий Новгород. Был женат на выпускнице Устюженской женской гимназии, своей ученице Марии Дмитриевне Ганьковской».

 

Все публикации автора

люди семья